?

Log in



Прочел две книги одной толщины, одна из которых (по объему) книжка, вторая — книжища.



Слева:
Эллендея Проффер Тисли. «Бродский среди нас».
Издательство АСТ, Москва, 2015. Серия Corpus.
Перевод с английского Виктора Голышева
Формат 76х108 1/32. Бумага офсетная (140 г/м на ощупь). Гарнитура Original Garamond Pro C.
220 страниц. Текст: кегль 10.3 (на глаз). Набор в расключку. 25 строк на полосе.

Справа:
Вячеслав Курицын. «Набоков без Лолиты. Путеводитель с картами, картинками и заданиями».
Издательство Новое издательство. Москва, 2013
Формат 70х100 1/16. Бумага офсетная (80 г/м на ощупь). Гарнитура Minion.
450 Страниц. Текст: кегль 8.75 (на глаз). Выключка влево. 45 строк на полосе.

Зачем такие подробности? Автор второй книги подарил ее со словами: «Ты книжки-то читаешь?»
Тогда я еще не знал, что Слава отчасти петербуржец, и затаил. Теперь знаю, простил (что с них взять, с питерских) — но должен сказать, что не просто читаю книжки. Я их анализирую как профессионал в книжном деле.

Еще вводная: Бродский — второй из любимых поэтов. Набокова не люблю, хотя прочел очень много, включая эссе и критику.

Итак, к сравнению.

Равная толщина двух книг — удивительный фокус. Книжка про Бродского издана так, чтоб казаться толще — обычная практика крупных издательств, продающих не содержание, а переплеты и корешки. Если издать воспоминания хозяйки «Ардиса» по-ардисовски экономно, выйдет брошюрка с мягкой обложке страниц на 120. Спасибо АСТ за эту хитрость, потому что содержание книги заслуживает хорошей печати.

Напротив, Новое издательство экономило. На переплете — хотя по всем параметрам это монография. На бумаге — шрифт мелкий, чтоб побольше влезло на страницу. Спасибо Новому издательству за эту экономию! Иначе кто бы осилил фолиант в 1000 страниц? Я имею в виду цену печати и вес издания. Но все же обидно за автора — даже при архиаккуратном чтении обложка помялась. А ведь этой книге жить и жить на полке.

В результате книжка Эллендеи читается на одном дыхании за три вечера (я медленно читаю), а том Курицына — два месяца (я читаю внимательно, иначе не имеет смысла).

Про обложки. Обе серийные, но Corpus в каждой книге уникален, а книги НИ (Линор, Курицын, Лосев...) все как бы на одно лицо.



И это стильно. И картинки хорошие.

Но все же, глядя на обложку книги про Бродского, я испытал более сильные чувства. И гадал: кто же этот нахальный дизайнер, уломавший худреда поставить на кавер мутную любительскую фотку? Ведь не продает же?! Посмотрел в выходные данные — а, ну всё ясно. Андрей Бондаренко, безусловный номер один в обложечном деле новой России. Спасибо, друг Андрей! Офигенная обложка.



Двинемся вглубь. Сравним набор обеих книг. Это очень важно: от формата, размера полосы, шрифта, кегля, выключки зависит читательское взаимодействие с книгой. Можно сделать, чтобы сложную книгу было легко читать, и наоборот. Можно оставить после чтения коньячное послевкусие, а можно головную боль. Но больше всего параметры верстки сказываются на восприятии-понимании. Если по прочтении вы ничего не поняли — внимательно посмотрите на макет. Скорее всего, типограф был садистом.



Вот книга Эллендеи в руке. Маленькая тридцать вторая доля. Читай не хочу, хоть в кровати, хоть в метро.

А как Курицын? Давайте сравним страницы двух книг с точки зрения удобства чтения.



Миньон, что бы там о нем ни говорили шрифтовики, не самый плохой шрифт для чтения. Низкий контраст, достаточная ширина, круглые о — его можно ставить довольно мелким кеглем, и все равно прочтется. Но посмотрите на правую книжку после левой, и сразу поймете, с каким трудом придется преодолевать сочинение о Набокове.

Во-первых, кегль. Ну очень мелко. Мелкость не только в размере букв, но и в длине строки. В среднем 6-9 слов против 4-5. Долог путь до конца строчки. Количестве строк на полосе — 45. Это очень много. Пройдя такую полосу, понимаешь, что прочел нечто важное, серьезное, научное. Уфффф. Между тем путеводитель по Набокову написан живым, местами прямо игривым языком. Приглядитесь: на этой странице есть, например, про букет беснующихся фюреров. Нашли? Ну как глазки? Анютины?

Отдельно про выключку. Я все время твержу, что для толстых русских книг выключка влево — зло. Особенно при мелком кегле и длинной строке. Строка, выключенная влево, читается медленно и оканчивается неуверенным перескоком на следующую строку. Всё из-за неровных краев.
Расключенная строка позволяет себя пролететь, как по рельсу, звонко стукнуться о ровный правый край и срикошетить на строку ниже. Внимание на правую книжку. Фьюить — блямс — тюуу — фьюить! И так далее до перехода на следующую страницу. Вот так должен был быть набран Курицын. Да, это не модно. Но я скажу: макет делается для чтения, а не чтоб рассматривать.

Вот страница из «Набокова» практически один в один для «не ретинистого» монитора. Попробуйте прочесть.



Надеюсь, вы поняли, о чем я писал выше — про кегль и выключку. (Если читаете на айфоне — мои соболезнования).

Набоков писал, что больше всего в книгах любит мелкий кегль сносок. Специально для его фанатов в путеводителе приготовлена карта Берлина с точками и описаниями набоковских мест. Кегль, на глаз, шестой. Наверно, он седьмой, но от этого читателю не легче.



Поймите меня правильно: это не осуждение издателей, а принятие их игры. В этой книжке такие законы. Будьте готовы.

Внешний вид и юзер интерфейс оценили. Теперь про содержание.

То есть про авторов. Да, книги о великих (или очень крупных) писателях. Но в обоих случаях принципиально важно, кто писал, не только о ком.

Эллендея Проффер Тисли — не только соорганизатор и совладелица самого известного издательства русских книг за рубежом. Она кристальный американский интеллигент. Вот именно так. Она договаривает все фразы до конца спокойным голосом, даже если речь о смерти любимого мужа. Она заботится об удобочитаемости, пишет просто и ясно. Она аккуратно расставляет акценты, чтобы избежать недопонимания или двойного понимания. Она корректна, даже если речь идет о поступке, за которые хочется немедленно дать в глаз.

«Иосиф Бродский был самым лучшим из людей и самым худшим. Он не был образцом справедливости и терпимости. Он мог быть таким милым, что через день начинаешь о нем скучать; мог быть таким высокомерным и противным, что хотелось, чтобы под ним разверзлась клоака и унесла его. Он был личностью».

Этот абзац я перенабрал с задней обложки. Он предпредпоследний в воспоминаниях Эллендеи. Но книжку непременно нужно прочесть до последней строчки — там про любовь.

Перенабрать текст Курицына (далее ВК) не решаюсь — он сложный. Лучше прочтите пробничек (взят со с. 20, внизу):



Что заметил медленный внимательный читатель в моем лице. Автор так давно живет с Набоковым, что тот стал ему если не закадычным другом, то точно близким родственником. Фактически, большая часть текста ВК обращена не ко внешнему читателю (и даже не «перечитывателю», если по-набоковски), а напрямую к ВВ. Причем расследователь дела Сирина продвинулся так далеко, что может общаться с подследственным не менее тонко и неоднозначно, чем Порфирий Петрович с Родионом Романовичем.

Книга полна таких подробностей, какие мне, профану, никак не усвоить и не оценить. Но будучи смиренным читателем, я оценил хотя бы плотность текста — она невероятно высока.

Признаюсь честно: читать про нелюбимого Набокова было нелегко. Но доехать осетра стоило хотя бы ради того, чтоб избавиться от мучительного комплекса «ой, как же это не любить великого писателя». Теперь я точно знаю: в Набокове нет ничего, кроме Набокова! Проверено экспертом и искренне любящим племянником нашего гения Вячеславом Курицыным. Для меня это значит, что не нужно в тридцать пятый раз засыпать над Пниным, отыскивая ключ, потерянный в «Даре» (единственно любимая мной книга ВВ). Для набоколюбов, наверно, книга ВК полна изысканных (во всех смыслах) находок. Особенно при третьем-четвертом перечитывании.

Да, что очень важно: ВК любит Сирина, но недолюбливает «Набокова штрих» с его «Лолитой» и прочими англосочинениями. Это если вы по названию книги не догадались.

Скажу по секрету: в обезлоличенном путеводителе есть лейер текста, который я прочитал как настоящий роман. Он, собственно, и есть роман, но не набоковский. Ищите, не пожалеете.

Конклюзия

Книга Эллендеи Проффер Тисли — must read и must have для любого неравнодушного к Бродскому читателя. Для меня — образец мемуарной прозы. Отдельное спасибо переводчику. Несколько раз ловил себя на мысли: по-русски она писала, что ли?
И в руках держать книжку приятно. И на полке не потеряется. Лайк АСТ. Лайк-лайк дизайнеру.

«Набоков без Лолиты» — очень непростое издание. На продвинутого любителя-перечитывателя, но профессионал все равно больше вычитает. Двадцать лет труда — шутка ли! НИ, непременно нужен твердый переплет. Очень прошу.

А у меня, простого читателя, стало на одного сильно уважаемого автора больше. Спасибо за подарок, Слава! При случае подпиши, пожалуйста :)

И немедленно вырезал



Вчера Ольга Умпелева показала удивительную арабскую выцинанку (ювелирную вырезку из бумаги).



Размер оригинала, как пишет Ольга, немного больше А4, Карл.

В комменте я написал, что знаю, как это сделано и могу вырезать не менее тонко. Ольга усомнилась. Я вырезал пару маленьких бумажек. Вот одна из них.



Ольга продолжала сомневаться, считая, что нужно нарезать А4. Я решил, что это несколько избыточно, хватит вещи поменьше.

Вышло нечто вроде пари.

Уверенности в своих силах мне придавал опыт работы титровиком в конце 70х, когда приходилось резать из толстого фотокартона брусковый шрифт высотой 1,5 см для увеличения на экране как минимум в 10 раз.

Те, кто учились со мной в Полиграфе, возможно помнят иллюстрации к «Житейским воззрениям кота Мурра» в технике силуэта. Сам кот был ростом 4 см, капельмейстер Крейслер примерно 10-12.

Кроме того, я много режу и сейчас. Вот, скажем, прошлогодняя серия коллажей «Стулья»

Я немедленно сел за рисование и вырезку. Было около двух ночи.

Мои инструменты и материалы: японский карандаш 0,5 мм, нож из инструментальной стали (на титульной картинке) — последний раз заточен лет пять назад, пластиковая подложка, финская бумага А4, 80 г/м.

Когда выкладывал в инстаграм картинку с ножом и задавал вопрос «смогулия?», выцинанка была уже готова.
На всю работу ушло около часа.

Так картинка выглядит в натуральный размер на НЕретинистом экране. В ней 7,5х6 см.



Как видите, все достаточно тонко. Ни один штрих не перерезан. Минимальная толщина штриха около 0,5 мм. По сравнению с арабским мастером я рискую сильнее, оставляя длинные тонкие штрихи без поддержки. Их сложнее вырезать, чем мелкие дырочки.

Конечно, мне далеко до арабской чистоты линии. Для этого нужно специально готовиться, выводить нож до бритвенной остроты, резать на твердом дереве или стекле, а не на пластике. А если еще взять лупу...

При увеличении в 2,5 раза видны погрешности руки, не тренированной микрорезкой с 1986 года.



Однако, мои штрихи не толще арабовых. И бумага нигде не порвалась. Ольга, этого достаточно? :)


Решил сделать всем сюрприз.

Правда, он вышел совсем не такой, как я задумывал.

Но вышел же!

На сайте появился новый ленивый шрифт по праздничной цене 570 целковых.

Он очень хорош для ностальгии, а также под кальян. Рекомендую: Обломовъ!

один (1) день



Последний день категорической распродажи вплоть до полной лиquiдации начался,
(как положено ярмарке) еще с ночи.

И продолжится целые сутки.

Заходите, я всем рад!

среда 2



От недели осталось два дня. То есть завтра последний. Вход в магазин тут

блумсдей 3



Весь день пробегал по городу, как последний Леопольд.

Но все же успею в последнюю минуту суток. Оставалось три дня!

два итальянских 4



В моей коллекции два итальянских шрифта: Италианской и Буффон. Один из них есть в магазине, второго нет. Но может оказаться по запросу.

Осталось четыре дня.

я не шучу 6



Так просто, чтоб напомнить: осталось 6 (шесть) дней, когда мой шрифт можно купить за 8€ или $9.

я не шучу



Настало время вспомнить о курсе дорогой нашей валюты, нырнувшей за последний год почти на сто процентов.
Я максимально долго не менял цены на шрифты, но когда-то же надо шагнуть в ногу со временем.

Через неделю дата официального старта юрийгордондотком.

Так совпало, что это еще и мой день рождения. Хочется подарков.
Решил подарить себе готовый сайт с новенькими евроценами.

Они вступят в действие 19 июня.
А до самого конца 18 — на сайте блаженный 2014, когда рубль стоил не два цента, а целых три с копейками.
Спешите застать уходящую натуру. Нигде в мире вы не купите моих шрифтов по таким бросовым ценам.

Profile

FaRerg
yurigordon
Юрий Гордон
Yuri Gordon

Latest Month

July 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner